Дневной архив: 07.09.2021

Михаэль Шумахер: В этот раз я ухожу навечно!

Михаэль Шумахер

Вопрос: Г-н Шумахер, вам о чем-то говорит имя Феликса Баумгартнера? 

Михаэль Шумахер: Да, где-то я его знал. Баумгартнер, Баумгратнер… Подскажите!

Вопрос: Это австриец, который не так давно прыгнул с парашютом с высоты 39 миллионов километров.
Михаэль Шумахер: Верно, разумеется! Я наблюдал за этим планом, им еще не сразу свезло с погодой. Можно лишь поприветствовать Баумгартнера с подобным достижением.

Вопрос: О чем вы подумали, когда узнали про это? Что его отвага стоит почтения? Либо: что за сомнамбул?
Михаэль Шумахер: Полагаю, что он совсем не сомнамбул, напротив. По моему мнению, это был точно нацеленный и намеченный скачок. Если не совершаю ошибки, не менее 30 лет тому назад какой-нибудь француз сделал похожий скачок с 33-х км. Однако в те дни технологии были не так развиты, как сегодня. Разумеется, это связано с риском, не излишним.

Вопрос: Баумгартнер только-только закончил карьеру в возрасте 43-х лет, добившись в собственном спорте всего, чего планировал. Он всегда нуждался в адреналине, таким образом ему принадлежат все более-менее важные рекорды, включая скачок из стратосферы. Вам не представляется, что между вами можно провести некоторые параллели?
Михаэль Шумахер: Начнем с того, что я не намерен сигать из вселенной. Также мне надо разъяснить значительный момент: вы ошибочно видите сущность вопроса. Пилотам не нужен особый адреналин. В автогонках мы испытываем максимальные физические перегрузки, как и футболисты, либо иные атлеты. Однако мы оставляем непрерывный контроль над историей. Разумеется, могут быть особенные факторы, когда мы также испытываем импульс адреналина, к примеру, если что-нибудь выходит из строя в автомобиле либо в процессе небезопасного обгона.

К примеру, в процессе моей трагедии в Сильверстоуне в 1999-м перед ударом об пеноотбойник я на самом деле ощутил адреналин, так как тогда не мог контролировать картину.

Пилоты чувствуют успешные чувства тогда, когда получается достичь оптимального симбиоза человека и техники, когда мы на самом деле испытываем автомашину.

Вопрос: Насколько часто вы чувствовали эти успешные чувства в заключительные 3 года?
Михаэль Шумахер: Не понимаю. Могу только сообщить, что в 2009-м я решил прийти не для того, чтобы просто кататься по кругу. Я хочу насытить собственную любовь и достичь результата. Тогда для этого была хорошая база: бригада только-только выиграла чемпионат и обрела заводскую помощь Мерседес. Представлялось, момент был успешным, чтобы к ней подключиться. Мы размышляли, если соединить старания, то будет можно значительного достичь. В конечном итоге, как нам известно, нам это далеко не удалось. Все-таки, я обрел огромное наслаждение от работы.

Вопрос: В какой мере вас цепляла оценка в ваш адрес, довольно часто звучавшая у СМИ в заключительные 3 года?
Михаэль Шумахер: К данному привыкаешь. Просто есть люди, которые всегда пытаются сообщить мое имя в оглушительных заголовках. Я это осознаю, из-за этого не оборачиваю интереса.

На конференцию в Сузуке, когда я назвал об отставке, я вообще планировал придти с особой палкою для незрячих! Там было очень много намеков на мое зрение, на то, что мне необходимы очки, что я слабо вижу в тьме, и тому подобное. Если основательно, то когда-то я над этим просто посмеюсь. У меня прекрасное зрение.

Вопрос: На той конференции вы заявили, что обучились проигрывать. Для чего необходимо этому обучаться?
Михаэль Шумахер: Разумеется, у меня и прежде были проигрыша, и я хорошо их выносил. Однако заключительные 3 года в этом отношении были особыми. Бригада регулярно была под пламенем критики. Это закаляет, ты начинаешь выше смотреть на вещи. И в том числе, это помогло мне стать лучше как личности.

Однако отныне моя задача окончена, и меня снова ожидает счастливый этап, которым я так восторгался, когда впервые принял решение уйти из спорта. У меня крайне яркая жизнь, в которой, наверное, побед было больше, чем поражений. Судьба любого спортсмена, выступающего на высочайшем уровне, урезана во времени, однако я играл в Формуле 1 продолжительнее многих! (иронизирует) Отныне я могу уйти из спорта с низко приподнятой головой.

Вопрос: Т.е. окончание карьеры – это шаг к независимости?
Михаэль Шумахер: Абсолютно правильно. Когда я ушел из Формулы 1 в 2006-м году, я очень много чем занимался, у меня вышло очень много разных хобби.

Однако самое важное в том, что мне в настоящее время хочется вести больше времени с семьей. Супруга довольно часто направляется на состязания по конному спорту без меня, поскольку я в тот же самый выходной выступаю в автогонках. В последние годы это тревожит меня все меньше.

Вопрос: Тогда, после ухода из Феррари, вы сумели лучше разобраться в самом себе?
Михаэль Шумахер: Да, и это был мой свой выбор, так как в Феррари мне предоставляли бессрочный договор. Однако я тогда действовал абсолютно осознанно, и в настоящее время также. Жалко, разумеется, что в этот раз не удалось достичь результата.

Вопрос: В Японии и Корее вы заняли 11-е и 13-е места. Значительно ли вы сорвались в результате этого?
Михаэль Шумахер: Едва ли можно было бы рассчитывать, что автомашина поедет стремительней, как только я обнародую об отставке! (иронизирует) Пока мы еще не до конца осознаем, что препятствует нам сражаться за поражение в компанию лидеров. Само собой, рассчитываю, что в остальных 4-х автогонках картина поменяется к самому лучшему. Однако это, скорее всего, вера, чем вывод.

Вопрос: Можно осознать тех людей, которые полагают, что вы заканчиваете карьеру далеко не самым заслуживающим стилем?
Михаэль Шумахер: Если кто-то настолько тесно глядит на вещи – это их право. Впрочем делать этого не следует. Пилот находится в зависимости от своего автомобиля. Однако это факт: если мы работаем не настолько с успехом, как надо, это и моя вина также, тем не менее, как и вина всей команды. Однако принципиально то, что оглядываясь назад, я могу с уверенностью сказать: я сделал все, что было в моих силах.

Вопрос: Что вы ожидаете от грядущего Гран При Бразилии, так как это будет ваша заключительная автогонка в Формуле 1?
Михаэль Шумахер: Само собой, это будет особая автогонка, однако я бы не стал приравнивать ее с последним Гран При 2006-го года. Тогда у меня была автомашина, которая позволяла побеждать автогонки, я бился за титул. В 2018 году картина иная, и ожидания ниже.

Вопрос: Марк Уэббер в собственные 36 лет также осознает, что его судьба также близитася к окончанию, и как-нибудь заявил, что испытывает ужас перед грядущим, когда его жизнь не будет подчинена суровому распорядку Формулы 1, когда не нужно будет пробуждаться по утрам с мыслью о следующем Гран При. У вас есть такой ужас?
Михаэль Шумахер: Нет, я абсолютно легко полагаю о будущем. Любой год в Формуле 1 отбирает много сил. Ты должен регулярно выкладываться на 100%. 24 дня в день 7 суток в месяц ты размышляешь о том, как поднять скорость автомашины. Автогонки временами представляются чуть ли не самой простой частью данной работы. И отныне я ожидаю, когда это завершится.

Вопрос: Тогда отчего вы пришли в Формулу 1 в 2009-м?
Михаэль Шумахер: После ухода из Феррари мне представилось, что я достаточно оперативно подзарядил батарейки. Однако когда пришел в спорт, данная энергия равномерно тратилась. И я не мог знать, как бы ее еще достало, на 1 год либо на 2…

Разумеется, всегда легче, если вы на гребне результата. Это важно для вашей мотивации. Из-за этого я так долго полагал, до того как решил. Я хочу осознать, способны ли мы снова достичь больших итогов. Честно говоря, тогда, в 2009-м, я хочу прийти в Формулу 1 лишь на 2 года так как полагал, что этого будет довольно для покорения титула.

Вопрос: Все-таки, вы подписали 3-х летний договор.
Михаэль Шумахер: Про это меня просили в Мерседес. И не в моем характере вешать шлем на гвоздь преждевременно.

Вопрос: Если вы снова ощутите, что батарейки целиком зарядились, вполне может быть, вы вновь пожелаете прийти?
Михаэль Шумахер: Я совершенно убежден, что в этот раз ухожу навечно. 2-го возвращения не будет.

Вопрос: В 2006-м, когда вы разлучаться с Формулой 1, вы заявляли, что в свободное время будете плыть с китами. Вам это удалось?
Михаэль Шумахер: Да, и не раз. Однако ярчайший опыт я обрел на Мальдивах, когда плыл рядом с китовой рыбой. Это было незабвенно.

Вопрос: А чем увлечетесь в этот раз, когда проведете вашу заключительную гонку?
Михаэль Шумахер: Мне надо обучиться распоряжаться самолетом. Однако это далеко не не менее чем мысль, никакого отчетливого плана нет. Таким образом взглянем, что мне делает будущее.